РУБРИКИ

СКАЗАНО «НА ЯТЬ»

Треба обрати Верховну Раду. Розстріляти. Знову обрати Верховну Раду. Розстріляти. Знову обрати Верховну Раду. І от там уже можна розстрілювати через одного.  говорят, что некий дед из села под Киевом

АРХИВ СТАТЕЙ

ЯнварьФевральМартАпрельМайИюнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

ОПРОС


    СТАТЬИ

    Александр Онищенко: «Все заварилось само собой»

    15 апреля 2011, 10:19, Римма Березенко Рубрика: О культуре
    Год назад в Одессе, в бывшем корпусе чаеразвесочной фабрики, открылась театральная лаборатория «Театр на Чайной». Режиссер Александр Онищенко и четверо актеров разных одесских театров представили публике свой первый спектакль «За стеклом»


    Шло время,в прессе стали появляться положительные рецензии, в интернете – восторженные отзывы театралов. Новые зрители шли на Карантинную, к неказистому зданию – и попадали в театр, который, вопреки классическому штампу, обходится без вешалки. А еще – без лож и галерки (зал всего на 50 мест). Без афиш и программок (на полиграфию нет средств). Еще в этом театре не бывает опоздавших к началу спектакля, потому что здесь ценят и берегут творческую атмосферу. А еще у «Театра на Чайной» нет художественного руководителя и спонсоров. Зато есть буфет, в котором зрители после спектакля могут выпить чай вместе с режиссером и актерами и поговорить с ними об увиденном. Это немного непривычно – когда человек, которого ты только что видел на сцене, снял грим, встал за барную стойку и спрашивает: «Вам зеленый или черный? Сколько сахара?». 


    Те же вопросы мне задал Александр Онищенко. А потом, за чашкой чая, спрашивала уже я. И не столько о творческой кухне, сколько об искусстве выживания камерного театра.


    — Александр, как Вам удалось создать театр в момент кризиса и без спонсоров?


    — Я не создавал этот театр специально. Я только собрал людей, чтобы сделать свои задуманные работы, а театр получился спонтанно. Но вообще-то все, что возникло «на Чайной», начиналось в Театральном лицее, у Анатолия Ивановича Падуки. Я был его учеником. Затем, в 98-99-м, сделал вместе с ним спектакли «На першi гулi», «Женитьба Бальзаминова» и «Русский инвалид» за 18 июля». Я начинал ставить – он заканчивал.


    Я считал, что быть выпускником Анатолия Ивановича и продолжать развиваться самостоятельно – этого достаточно. Наверное, надо было ехать в Москву, учиться дальше. Но я женился, родился ребенок, надо было зарабатывать деньги, и я почему-то возомнил себя бизнесменом. Я занялся тем, чем занимались тогда все: ездил в Польшу, Италию, там покупал вещи, тут перепродавал… Это было жуткое время. Я до сих пор выхожу на рынок – и мне от одной этой атмосферы плохо становится.


    На свой бизнес я одолжил деньги под проценты, но дело не пошло. Катастрофа… В итоге – я попал в Испанию, чтобы отработать долги.



    сцена из спектакля "Люди, звери и бананы"


    — Чем Вы там занимались?


    — Работал на стройке, ремонтировал фасады. Меня ценили как мастера. Я отработал долги, потом остался – надо было что-то накопить для себя… В итоге я прожил в Испании девять лет. Я был уже в разводе, ко мне приехала девушка, которая стала моей женой. И я все время ей обещал, что мы скоро уедем.


    — Почему?


    — Есть люди, которые быстро адаптируются в чужом государстве, а мы, несмотря на вполне наладившуюся жизнь, хотели домой. Вообще в Испании жизнь очень спокойная. Если ты работаешь, то у тебя есть не новая, но нормальная машина, ты хорошо проводишь выходные, ездишь к морю… Но стать в Испании своим я так и не смог. Все время был как будто в гостях. Может, если бы я мог там ставить спектакли, то на этом и успокоился бы. Но – я все время хотел уехать. Хотя и не знал, что смогу здесь заниматься театром. А потом все совпало, одно к одному - начался кризис, перебои с работой, и мы решили вернуться в Одессу, как давно планировали.


    — Когда это случилось?


    — В начале 2009-го. Я снова пришел к Анатолию Ивановичу Падуке, поставил у него спектакль по Сэлинджеру, но мне надо было уехать по делам, и он сам закончил эту работу. И оказалось, что парень в 23 года и мужчина в 35 – это два разных человека. Я уже стал вредным, капризным, не хотел, чтобы мои работы переделывали. Я уже хотел ставить спектакли самостоятельно. Поэтому собрал старых студийцев, с которыми работал в 90-х, и мы начали работу над спектаклем по Довлатову. Анатолий Иванович нас приютил, но тут начались проблемы с дирекцией Центра детского и юношеского творчества: что за люди, почему тут репетируют, это же не студийцы? Нам пришлось уйти. 


    — Как вы оказались в здании чаеразвесочной фабрики?


    — Случайно. Знакомый рассказал, что руководство фабрики сдает помещение, совершенно убитое. Мы с художниками взяли эти бывшие цеха пополам. Они сделали маленькую галерею и две мастерские, а я – маленький театрик.


    Слава Богу, мне хватило испанского опыта строительства, чтобы сделать ремонт. Если бы пришлось нанимать рабочих, то имевшихся денег не хватило бы. И вообще это были не мои деньги, а мамины. Помогло и то, что массу вещей нам люди приносили даром — стройматериалы, сантехнику. И мы с ребятами все сделали сами, своими руками. За то время, пока шел ремонт, собралась группа актеров уже не только из театрального лицея, а из разных театров. И все это заварилось само собой.


    — Но старенькое здание в центре города – очень лакомый кусок для застройщиков. Вас это не пугает?


    — Нам сразу сказали, что это помещение может быть в любой момент продано. Поэтому перед нами стояла задача – создать театр, который не будет привязан к помещению, а сможет собрать вещи и устроиться где угодно. Театр – это же не зал, не этот замечательный зальчик. Это что-то большее. Это общая идея и коллектив.



    сцена из спектакля "Вне зоны доступа"


    — Итак, сначала вас было пятеро. Сколько человек сегодня, спустя год, работают в театре?


    — В наших постановках задействованы пятнадцать актеров разных одесских театров. В репертуаре – восемь спектаклей, все поставлены разными режиссерами.


    — Как в театре появляются новые режиссеры, кто определяет репертуар?


    — У нас все происходит спонтанно. Пришел молодой человек, сказал: «Здравствуйте, я Артем, бывший актер Ереванского драматического театра, теперь живу в Одессе, хочу с вами работать». Сделал спектакль «За закрытыми дверями», по Сартру. В другой работе Артем Погосян участвует как актер. Олег Шевчук работает в Русском драматическом театре, он предложил к постановке спектакль «Люди, звери и бананы». Пожалуйста, делайте – для этого и строилась площадка.


    Что касается драматургии, то каждый режиссер сам находит материал, сам выбирает, что будет ставить. С самого начала здесь каждый делал то, что ему было интересно. Но нам нельзя забывать, что это должно быть интересно и зрителям. Иначе мы в своей театральной лаборатории окажемся отделенными от публики. Однако делать что-то только потому, что это интересно публике – мы тоже не будем.


    — Кем являетесь Вы в этой театральной лаборатории? Художественным руководителем?


    — В том, что я делаю, есть немного от худрука, немного от директора. Но вообще я стараюсь не влезать в дела ребят, не «руководить», а быть объединяющим звеном для тех, кто работает в этом театре.


    — В спектаклях «На Чайной» заняты актеры из разных театров. Можно ли сказать, что они – уже коллектив, а не временные партнеры по сцене?


    — У нас есть группка из театра Музкомедии, из Русского драматического, но они постепенно объединяются. Готовую работу в «Театре на Чайной» принимает весь коллектив. А я перед этим напоминаю, что наша цель – не угробить спектакль, а помочь авторам довести его до премьеры. Вы же понимаете, у каждого из нас – свой взгляд на творчество, каждый знает, как надо и как не надо… И если бы мы не были коллективом – не было бы театра и этих постановок. Например, история со спектаклем «Люди, звери и бананы». Он не клеился, что-то было не так. Сыграли пару раз, и режиссер Олег Шевчук сказал: «Все, не получается, давайте его закроем». Но ребята накинулись: «Нет, ты что?! Давай, доделывай!». Олег изменил порядок миниатюр, музыку, еще какие-то детали – и спектакль ожил. Сегодня это одна из самых популярных наших работ и самая позитивная. 



    сцена из спектакля "Люди, звери и бананы"


    — Будет ли увеличиваться коллектив «Театра на Чайной»?


    — Да, полгода назад мы организовали студию, набрали курс. Я преподаю актерское мастерство. Огромную работу взяла на себя актриса Русского театра Ольга Кондратьева – она занимается с нашими студийцами сценической речью, разборами текстов, дает много теории. Актер кукольного театра Владимир Акпаев преподает пластику. С ребятами занимался Игорь Коршунов, актер одесского ТЮЗа. Если все будет нормально, то в августе сделаем дипломный спектакль, и у нашего театра появится своя труппа.


    - Кроме выпуска студийцев, что еще запланировано на этот год?


    - Хотим выезжать и пробовать свои силы на чужих площадках. Мы уже получили приглашение от Андрея Маслова, режиссера Севастопольского театра «Психо Дель Арт», приехать с тремя работами на театральный фестиваль в Крым. Андрей Маслов недавно работал в Одессе, видел наши спектакли, сказал очень много теплых слов и написал в книге отзывов: «Могильщикам академизма – с любовью».


    - А одесские коллеги у вас в театре бывают?


    - Да, приходят актеры Русского, Украинского. Конечно, видят ошибки, говорят об этом, но в целом относятся очень тепло. И это отношение — не только на словах. В этом году нас отметил СТД. 27 марта, в День театра, мне вручили премию «за открытие площадки для молодых актеров и режиссеров». Честно говоря, я не ожидал. Огромное им спасибо за это! Кроме того, один известный одесский актер 6 апреля, в день рождения «Театра на Чайной», сделал нам подарок – и мы смогли оплатить долги за электричество. 


    Зимой очень тяжело. В этом помещении нет центрального отопления, мы обогреваемся электроприборами, и при нынешних расценках на электричество в месяц набегает огромная сумма. Мне пришлось влезть в долги, но благодаря этому неожиданному подарку я рассчитался. А скоро потеплеет, мы перестанем тратить на обогрев такие суммы – и станет легче.


    - Но ведь отопление — это далеко не единственная статья расходов. Да, в «Театре на Чайной» нет костюмных постановок с большим количеством действующих лиц и сложной сценографией. Однако спектакли сделаны профессионально, нет впечатления самодеятельности. При этом цена билета — 25 гривен, а в зале всего 50 мест... Как вы выживаете?


    — Мы практически все делаем сами. Грим, костюмы, реквизит, звук... Постоянных звукооператоров и осветителей нет. Правда, есть люди, которые в той или другой постановке помогают нам с технической частью, художники – в оформлении спектаклей. И вообще – нам очень много помогают. Недавно я сдал на зрителей новую работу, и там не хватает реквизита для оформления старинного домика. Так вот, одни знакомые нам уже дают старинный столик, другие – картину, кто-то принес самовар, ищут патефон…


    Да, я в душе не бизнесмен, мне немножко тяжело все это тащить. И если все будет нормально, я со временем буду разговаривать с городом. Неужели Одесса откажется, если ей предложат в подарок готовый театр, с актерами и репертуаром? У нас же на миллионный город нет ни одного муниципального театра!


    - А когда Вы планируете обратиться к городским властям?


    - Думаю, в ближайшее время. Потому что мне сложно заниматься и режиссурой, и всеми организационными вопросами. Одно мешает другому.


    - А если бы Вы говорили с властями уже сегодня — что попросили бы в первую очередь?


    - Кондиционер. Чтобы мы летом опять не умирали от жары, а зимой могли бы с его помощью обогревать зал. Такой кондиционер стоит две тысячи долларов, тут нам зрители помочь не могут.


    - А почему при таких финансовых проблемах Вы не поднимаете цены на билеты?


    - Это решаю не я, а весь коллектив, и мы действительно собираемся подумать над этим вопросом. Возможно, поднимем цену на первый ряд. Есть зрители, которые хотят сидеть ближе к сцене и готовы за это доплатить. Но есть и студенты, для которых 25 гривен — сумма, они себя ущемляют ради того, чтобы посмотреть спектакль. И мне бы не хотелось заставлять их платить больше. Мы будем в театре это обсуждать.


    - А лично Вы как выкручиваетесь?


    - Да, денег не хватает. Но я время от времени подрабатываю, например, преподавал актерское мастерство в модельном колледже. А когда все только начиналось, я еще успевал «шабашить» на стройках, чтобы деньги вложить сюда. Помогает и то, что моя жена Татьяна Параскева – полностью со мной в этом деле. Она занимается административной работой, продажей билетов, играет в спектаклях, а потом за барной стойкой разливает чай. На пропитание нам с ней много денег не надо. И каша для нашей собаки – сколько там она стоит? Не в этом дело.


    Вообще я верю, что все изменится к лучшему, и в Одессе театральная жизнь наладится. Здесь все будет хорошо. Еще пять — десять лет – и понятие антрепризного города исчезнет. Одессу будут воспринимать совершенно по-другому.


    - На чем основано такое ощущение?


    - Ни на чем, кроме интуиции. Я верю, что «Театр на Чайной» будет расти, и публика наша – вместе с нами. Надеюсь, что через пару лет у нас появятся яркие молодые режиссеры и актеры. Может, потом они будут работать не в нашем театре и даже не в Одессе, а в других городах. Но возникнут они – именно на этой площадке.


    фото Артема Зверькова

     

    Читайте также: 

    "Театр на Чайной": приятное открытие

    Тэги: театр


    Комментарии

    LarrySurgy [2017-05-14 01:16:00]
    join the new social online casino guide
    comments powered by Disqus

    ФОТО НЕДЕЛИ

    НОВОСТИ

    ТОП СТАТЕЙ

    ТЭГИ

    налоговый кодекс ющенко прокрастинация паасилинна вагнер фэнтези нидерланды громыко ричи конан дойль роман музыка новости выборы янукович кредиты украина одесский театр оперы и балета предвыборная кампания Одесский театр оперы и балета избиратели ли бют наша украина свадьба Messa da Requiem летучий голландец чан гонгадзе лайсачек плющенко оригинальные идеи социалка ганькевич кошки ляпы в книгах фестиваль петр сигута путин армагеддон корги питер джексон лунгин эммерих дирижёр шьямалан премьера ляпы в сми выставка тимошенко карикатуры вишневский оруэлл еда памятники каннский фестиваль нестандартная любовь радио портман облсовет евромайдан обзор прессы газеты мультфильм захаров бекмамбетов бёртон Manhattan Short Film Festival 2013 одесская обладминистрация религия ссср мороз банки марков симоненко воспоминания теракт проскурня дуда музкомедия кармен опера дон жуан soledad orquesta пьяццолла выпускной каштаны чески крумлов парад дай сы-цзе жаботинский яценюк лорен wemoney гурвиц генплан евро-2012 горсовет монархия аркадия

    ПАРТНЕРЫ

    независимая медиа-площадка для общения журналистов с украинскими и зарубежными политиками, общественными деятелями, госслужащими, учеными, бизнесменами, артистами, спортсменами.
    © 2009 Клуб журналистов “ЯТЬ”. Все права защищены.